Интервью 13 Марта 2020

Владимир Алистров: хочу попасть в сборную, но понимаю, что еще не совсем достоин

Молодой форвард за океаном не забывает и про своих!

— Как оцениваешь свой сезон?

— Складывается неплохо: мы идем на первом месте, осталось четыре игры. Думаю, никто не сможет нас сдвинуть. В плей-офф выйдем с первой позиции — это очень хорошо!

— Ты прибавил в результативности. Но этого не хватает, чтобы стать лидером команды. Нет такой цели?

— Есть, конечно. Хочется быть лучшим в команде, но пока не получается. Это означает лишь то, что нужно больше работать.

— В прошлом сезоне ты чаще отдавал результативные передачи, в этом — больше забрасываешь...

— Наверное, забивать нравится больше. Пасовать тоже неплохо, но, видимо, в этом году больше нацелен на взятие ворот, чем результативную передачу.

— Твою команду тренирует Брэд Лауэр с опытом работы в НХЛ.

— Мне очень нравится этот тренер! Он реально понимает игру, знает, как завести команду, когда мы проигрываем. Всегда общается с игроками. Всегда устраивает "митинги", чтобы сплотить всех. Видно, что это игрок и тренер с большим НХЛовским опытом.

— Главное, чему он тебя научил?

— Всегда нужно быть позитивным. Не важно, как ты сыграл матч. Каждая встреча зависит от прошлой: как ты ее провел. Либо ты о ней забыл, либо ты о ней подумал. И любой матч начинается с самого утра. Что ты съел на ужин, что на завтрак, как поспал, какую музыку послушал — все это очень помогает.

— Что отличает хоккеиста за океаном от белорусского хоккеиста?

— Сравнить тяжело, но какие-то моменты в Канаде принципиально отличаются. Перед игрой тренер может дать любому хоккеисту список со стартовым составом — нужно громко объявить, причем со всей силой выкрикнуть, назвать эти фамилии. Это заводит. Мне кажется, в Беларуси мало кто смог бы с такими эмоциями, с таким голосом завести команду.

— А как выбирают того, кто объявит?

— Допустим, команда выиграла. Тогда игрок снова объявляет состав. И так до тех пор, пока продолжается победная серия. Если команда проигрывает, уже кто-то другой объявляет состав.

— Тебе доводилось?

— Да. По-моему, даже серия до шести побед у нас тогда была. И шесть раз я объявлял состав. Но у меня не так уж громко получалось.

— Что важнее за океаном — зарплата или самореализация?

— В моей лиге, считай, никакой зарплаты и нет. Играем без контрактов. У каждого одинаковая зарплата — можно сказать, просто получаем суточные. И так во всей лиге. Все парни играют ради одной цели — попасть в НХЛ.

— Из WHL туда сложно пробиться?

— Это реально. В прошлом году из нашей лиги Кирби Дак был задрафтован под 3-м номером. В этом сезоне он играет в "Чикало Блэкхокс" (провел 63 матча, забросил 8 шайб и отдал 14 голевых передач — прим.). И это не единственный пример — их много.

— Расскажи о лиге, где ты играешь.

— Общался с игроками из других лиг и понял — главное отличие заключается в том, что мы очень много ездим на автобусе. Проезжаем очень большие расстояния. Всем, конечно, это не нравится. А что делать? Одна из команд, "Виктория Роялз", базируется в городе Виктория на острове Ванкувер. Каждый раз мы едем туда сначала на автобусе, потом пересаживаемся на паром.

— В Беларуси тоже на автобусах катаются...

— Это понятно. Но у нас расстояния больше. И такая особенность не во всех североамериканских лигах.

— Почему играешь под 10-м номером?

— Когда переехал в Эдмонтон, мне дали несколько номеров на выбор. Десятый номер был свободен, и я под ним никогда не играл. Почему бы не попробовать? Тем более под ним выступал когда-то Павел Буре.

— Если бы мог вернуться на пять лет назад, изменил бы что-то в подготовке до отъезда за океан?

— Уровня, в принципе, хватало. Мне кажется, нужно было больше думать о защите. Если хоккеист хорошо действует в защите, то у него больше игрового времени. Например, в некоторых концовках, когда нужно удержать счет, я не выхожу на лед. Потому что знаю — я больше нацелен на атаку, о защите часто забываю. Неплохо бы подтянуть этот компонент.

— Этому в Беларуси не учили?

— Конечно, учили. Но я не сильно обращал на это внимание. Сейчас учат обращать.

— Как устроился в Канаде?

— Первый сезон жил в одной семье, второй — в другой. Сейчас — вместе с капитаном команды, нападающим Скоттом Аткинсоном. С английским у меня уже намного лучше, чем в прошлом году. Уже могу с пацанами спокойно разговаривать и где-то даже пошутить. С тренерами могу больше общаться, хотя в прошлом году немного стеснялся. Иногда какой-нибудь незнакомый человек может начать со мной говорить, не зная, что я не отлично владею английским. Он начинает очень быстро говорить, сокращать слова. И иногда я могу не понять. А в команде все стараются говорить медленнее, чтобы я все понимал. А за пределами льда может случиться, что и не пойму человека. Может, он за помощью обратился. А я молчу :).

— Скучаешь в Канаде?

— Конечно, скучаю по своим близким. По еде тоже. Борща, например, здесь нет. Хотя я его ел в русском ресторане — но все равно не то. Часто вспоминаю пельмени и мамины отбивные — домашней кухни не хватает. По атмосфере тоже скучаю, когда прогуливаюсь по улице. В Беларуси всегда многолюдно: кто-то идет на работу, кто-то в магазин или еще по каким-то делам. В Канаде такого нет. В основном, все в машинах. Тут такая атмосфера — серая.

— Коронавирус добрался до Канады. Ваш клуб отменил даже автограф-сессию. Обсуждаете это в команде?

— Вообще, в Канаде коронавирус обсуждают только в шутку. Кто-то где-то чихнул и сразу говорят: "А, у тебя коронавирус!", или если кто-то опоздал на тренировку. Тогда тоже причина только одна — коронавирус :) Я сам не раз разговаривал с нашим доктором. С ним всегда интересно поговорить на эту тему. Он отмечал, что это новая, неизвестная болезнь, а столько паники! Раньше было столько болезней, тот же свиной грипп. Но тогда интернет был не на таком уровне, как сегодня. И поэтому настолько серьезной паники не было. Сейчас доступ к информации есть практически у каждого. Началась паника, все раздувают проблему. А почти половина заболевших уже выздоровела.

— Тем не менее клуб применяет меры предосторожности...

— Да. Отменили автограф-сессии. Одна из команд нашей лиги проведет оставшиеся домашние матчи без зрителей. Но мы с ними играть уже не будем.

— Ты один из лидеров молодежной сборной. Но остался всего один чемпионат в этом возрасте...

— Очень хотел сыграть на молодежном чемпионате мира в элите. Но этого уже никогда не случится: мне остался всего год в "молодежке". Но если получу предложение вновь сыграть в команде, то сделаю все, чтобы парни 2002-2003 годов рождения попали в высший дивизион.

—Кто сможет заменить тебя, Протаса, Оксентюка? 

— Фамилии не хочу называть. Но такие ребята есть.

— Как думаешь, проект U20 в Париматч-Экстралиге себя не оправдал?

— Я бы так не сказал. Да, мы не вышли в элиту, но в целом была отличная возможность для развития игроков. А у тренеров — просмотреть ребят на протяжении сезона. Мне кажется, на чемпионате мира в Минске нам не повезло. А так, сборная U20 — очень хороший проект.

— Что в Минске не получилось у команды?

— Мне кажется, где-то мы недооценивали соперников, где-то — переоценивали свои силы. Думали — выйдем и победим. Где-то банально расслабились, в итоге проиграли. Был недонастрой. Нужно быть сконцентрированным на игру — от первой до шестидесятой минуты.

— Место в национальной сборной для тебя найдется, как считаешь?

— Надеюсь, это случится скоро. Конечно, хочу попасть в сборную. Но понимаю, может, еще не совсем достоин. Но был бы счастлив получить такой вызов!

— С Михаилом Захаровым приходилось общаться?

— Нет, никогда.

— За Париматч-Экстралигой следишь?

— Да. Очень удивил "Могилев". Команда вышла в плей-офф с 7-го места. Для "Могилева" это достижение. Главный тренер Дмитрий Рыльков — молодец. Я очень рад, что у команды получился такой хороший сезон. Немного не хватило удачи с "Неманом" в плей-офф.

— А как тебе игра минского "Динамо" в КХЛ? Тоже удивила?

— Как говорило руководство — хотелось, чтобы молодые игроки получали больше игрового времени. Понимаю, не вышли в плей-офф, сезон получился не такой, как хотелось бы. Но, думаю, молодежь — это будущее белорусского хоккея.

— Если бы позвали в "Динамо" — согласился бы?

— Не знаю. Надо думать.

— Или лучше в Канаде?

— Здесь хоккей везде, в каждом городе: в ресторанах, на улицах, много рекламы, баннеры, полные трибуны. Мне это нравится. Страна живет хоккеем.

«Прессбол»